19 мая 2015 г.

Заметки на полях. Феномен Нинель Кулагиной и знаменитое судебное разбирательство

В декабре 2014 года я написал заметку о том, как "Обществу скептиков", заручившемуся поддержкой отечественного иллюзиониста, выступающего под псевдонимом Рэнид, удалось сдвинуть с мертвой точки давнюю дискуссию о якобы экстрасенсорных способностях Нинель Кулагиной, славившейся в 60-80-х годах прошлого века демонстрациями опытов с телекинезом, левитацией и прочими фокусами. Именно в конце 2014-го я пообещал читателям блога опубликовать свои заметки, которые сделал во время знакомства с материалами судебного заседания 1987 года.

Вкратце напомню, что в декабре 87-го Кулагиной через суд удалось добиться от редакции журнала "Человек и закон" публикации официального опровержения "порочащих ее сведений" (обвинения в шарлатанстве и мошенничестве), изложенных в двух ранних статьях этого издания. Многие поклонники таланта Кулагиной до сих пор считают, что этот факт как никакой другой свидетельствует о наличии у Нинель Сергеевны паранормальных способностей.

А как же, ведь даже суровый советский суд официально постановил, что Кулагина не была мошенницей! А раз так, уверены поклонники К-феномена, то "советская волшебница" действительно являлась таковой, а все ее "феноменальные способности" были попросту  проигнорированы одуревшими от проклятого материализма учеными.

"Она подала в суд на собачий лай клеветников всех мастей и выиграла дело. Против журнала "Человек и Закон"! В 1986 году при Советской власти! Это уникальный случай в истории!", - именно с такими рассуждениями то и дело приходится сталкиваться в дискуссиях. Но о чем же на самом деле шла речь во время суда? И был ли этот суд объективным по целому ряду вопросов?

Тогдашние СМИ отреагировали на громкое судебное разбирательство довольно оперативно. Уже в мае-июле 1988 года в журнале "Техника молодежи", всегда отличавшемся определенным уклоном в сторону различного рода паранормальщины и заигрыванием с сомнительными гипотезами и теориями, были опубликованы судебные протоколы от 14 декабря 1987 года. Настоятельно рекомендую ознакомиться с текстом самостоятельно. Ниже я публикую свои заметки и комментарии, а также избранные цитаты из протокола суда.

Итак, начать следует с того, что сама Кулагина, сославшись на плохое здоровье, отсутствовала на заседании, а ее интересы защищал бывший военный прокурор Р. Платов, который, стоит отметить, вел себя достаточно вызывающе, не отличался серьезной аргументацией и строил свое общение со свидетелями, ответчиками и даже судьей исключительно на эмоциях.

Судья (С): - В чем конкретно ущемлены часть и достоинство Кулагиной?

Представитель истца (ПИ): - Преднамеренно усилен вопрос - случайный Кулагина преступник или рецидивист? За свои феноменальные способности она названа аферисткой. Она ошельмована и как оператор, участвовавший в исследованиях наших ученых на передовом крае науки…

С: - Какой науки?

ПИ: - Парапсихологии…

Это при том, что сегодня на нам известно (и было также хорошо известно и в 80-е годы), что парапсихология - псевдонаучная дисциплина, до сих пор не представившая ни одного доказательства реальности сверхъестественных способностей человека. Любых. Иными словами, предмет этого "передового края науки", как считал парапсихологию военный прокурор Платов, отстаивавший в суде интересы Кулагиной, сугубо ненаучен.

Более того, по словам защитника, "в 19-м томе БСЭ… раскрывается содержание шести подразделов этой науки…". Однако в той же БСЭ читаем: "В том, что объединяется понятием "парапсихология", нужно различать, с одной стороны, мнимые, рекламируемые мистиками и шарлатанами "сверхъестественные" феномены, а с другой стороны - явления, реально существующие, но еще не получившие удовлетворительного научного психологического и физического объяснения". Первое рекомендовалось разоблачать, второе - изучать в соответствующих научных учреждениях. Определение аккуратное, но строго научное, ведь наука никогда не претендовала и не претендует на полноту знаний о мире здесь и сейчас.

Являлись ли опыты, проводимые в свое время с Кулагиной, теми самыми явлениями, реально существующими, но еще не получившими должного научного объяснения? Учитывая то обстоятельство, что большинство представлений Кулагиной совершались на частных квартирах, а те, которые проводились в лабораториях, не могут похвастаться ни точностью, ни аккуратностью, ни научной беспристрастностью, вряд ли можно всерьез говорить о том, что советские академики стали свидетелями демонстрации именно паранормальных способностей, а не чего-либо другого.

Например, как самый очевидный вариант - ловких фокусов. Иными словами, опыты Кулагиной не являются веским основанием заявлять, что телекинез или левитация - реально существующие явления. По обозначенным выше причинам.

Впрочем, на суде речь шла не только и даже не столько о сверхъестественных способностях Кулагиной. Ее официальный представитель в первую очередь старался оспорить изложенные в статьях журнала "Человек и закон" сведения о судимости Кулагиной и обвинения в присвоении женщиной воинских наград. Здесь мы, правда, немного отходим от нашей основной темы, но поговорить об этом все же стоит.

Представитель ответчика (ПО) утверждал, что в своем заявлении Кулагина говорит о ее непричастности к лицам, занимающимся передачей мыслей на расстоянии и прочей подобной деятельностью (Платов, между прочим, утверждал обратное). Если же под "прочей подобной деятельностью" понимать не только телепатию, но и телекинез, то в таком случае становится очевидным, что весь сыр-бор был затеян вовсе не из-за обиды на вполне заслуженный термин "аферистка".

Платов действительно поражает простотой своих аргументов и объяснений. Например, отвечая на обвинение в том, что Кулагина незаконно носила Орден Славы, военный прокурор оправдывался за Нинель Сергеевну, дескать, орден обронили случайно в танце на одной из квартир, после чего Кулагина "в одной из озорных сцен - а мало ли что бывает у нас в квартире! - с ним сфотографировалась", после чего вернула владельцу. Согласно представленной суду справке, Кулагина не числилась среди награжденных орденами и медалями, однако и в самом деле засветилась на одной из фотографий с Орденом Славы СССР.

Документы подтвердили и то, что Кулагина не была, как она утверждала, радисткой в 947-м СП, награду попросту присвоила, за что и была исключена из совета ветеранов дивизии.

Платов очень надеялся на свидетелей Гуляева, Кобзарева (оба академики) и журналиста Колодного, которые должны были рассказать о ее "отношении к работе, о поведении во время опытов, объективно оценить ее участие как оператора в научных исследованиях". К сожалению, на этих вопросах, по большей части, суд и сконцентрировался, фактически оставив без внимания довольно любопытные факты, представленные суду ответчиком Стрелковым.

Академик Юрий Гуляев ответил обтекаемо: "...По крайней мере, я не заметил никаких ниточек, как здесь говорилось, то есть никаких вещей, о которых можно было бы сказать, что это явный фокус. Мы просто видели то, что видели… Видели передвижение". "Не заметил" и "не было" - это все же немного разные вещи.

А на вопрос Платова, "была ли попытка объяснить полученные результаты… воздействием магнита, прикрепленного к телу", Гуляев ответил, что "поиск магнитов не входит в наши возможности". Еще один осторожный ответ.

Проще говоря, академик признался, что свидетелем серьезных и комплексных исследований феномена Кулагиной он не был, каким именно образом женщина проделывала свои манипуляции с предметами точно не знает по той лишь причине, что просто, грубо говоря, наблюдал представление, но никак не научный эксперимент. С таким успехом же в суде можно допрашивать любого, кто хотя бы в раз жизни был свидетелем выступления фокусника. Результат будет тем же - вряд ли кто-то с уверенностью скажет, что ему удалось заметить ниточки, магниты и прочие хитрости и уловки профессионального иллюзиониста.

А вот журналист Колодный признался, что из письма ВНИИ метрологии 1968 года, занимавшегося изучением К-феномена, извлек только ту информацию, которая "работала на статью". Естественно, упустив "чушь" вроде ниток и магнитов. Колодный при этом искренне считал, что такой шаг был вполне объективным.

Одновременно с тем представитель истца то и дело занимался откровенным буквоедством и постоянно докучал соответчика вопросами вроде "почему вы написали в статье часть II статьи 74, а не часть I этой статьи"? Складывается впечатление, что, по мнению защитников Кулагиной, все эти мелкие неточности - перепутанные части статьи или опечатки в годе издания книги Львова, на которую ссылался автор статей в "Человек и закон" - гораздо важнее, нежели реальные факты из биографии Кулагиной. О таковых, к слову, рассказал заместитель редактор журнала В. Стрелков. Но, как я уже упоминал ранее, его информация не особо заинтересовала суд.

"Вспомните свидетельства Гуляева и Кобзарева, - не унимался Платов. - Можно ли грубо говоря, дурить их магнитами, нитками и прочим? Это вызывает улыбку".

А вот лично у меня это улыбку не вызывает. Бывший военный прокурор наивно полагал, что наличие у ученого звания академика автоматически защищает его от всех видов обмана. Как мы видим, это далеко не так.

Однако факт в том, что в в обсуждаемой статье журнала "Человек и закон", ставшей своего рода яблоком раздора, как сказал в суде заместитель редактора издания Стрелков, действительно содержались не опровергнутые в судебном порядке сведения, которые были "проверены несколько раз и доказывают нечистоплотность поведения Кулагиной".

Приговор Кулагиной действительно имел место (вынесен Кировским районным судом Ленинграда в 1966 году) - официально за мошенничество, злоупотребление доверием граждан (обещала содействие в приобретении холодильников и мебели). Особо интересны в этом отношении показания свидетелей, ничего не знавших об этом приговоре и характеризовавших Кулагину как честного, бескорыстного и порядочного человека. Это  лишь доказывает, что человеку свойственно ошибаться во всем.

Конечно, жизнь Кулагиной, ее судимость и последующие эксперименты "на передовом крае науки" могут быть никак не связаны между собой. Однако опыт знакомства с деятельностью так называемых экстрасенсов подсказывает, что это, скорее всего, - звенья одной цепи.

Не секрет, что решающими на суде оказались показания свидетелей-ученых, которые, не имеющие на руках ничего, кроме голословных учреждений, умудрились убедить суд в истинности своей гипотезы о паранормальных способностях человека.

Ничего нового от свидетелей мы не узнали. Все тот же детский лепет про раздвигающиеся и расширяющиеся возможности науки, строго материалистический телекинез и телепатию, необходимость серьезного изучения и сплошные теории без каких-либо убедительных доказательств в принципе. Только лишь субъективные впечатления самих исследователей, которых, впрочем, все-таки хватило для того, чтобы суд встал на сторону защитников Кулагиной. Что, повторюсь еще раз, никак не свидетельствует в пользу реальности К-феномена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий