30 августа 2013 г.

Разоблачения из прошлого. Часть 21: Великий иллюзионист Робер-Уден

В двадцать второй части обзора "Разоблачения из прошлого" речь пойдет о великом иллюзионисте прошлого - Жане-Этьене Робере-Удене, в честь которого знаменитый Гарри Гудини (наст. Эрих Вейс) взял себе этот звучный псевдонимб, а также о секретах некоторых из самых знаменитых фокусов Удена.

Первым рассказчиком о жизни и творчестве французского иллюзиониста будет Анатолий Карташкин. Статья "Раздавленные часы кардинала и "сон в воздухе" ("Изобретатель и рационализатор", 1983, № 1, с.36-37.

Жан-Этьен Робер-Уден (фамилию пишут по-разному, иногда просто Удэн, Гуден, Гудэн, Гудин - А.К.), величайший французский иллюзионист, - побывать на его могиле в Блуа долг чести каждого иллюзиониста-иностранца, приезжающего во Францию, - родился в 1805 году, умер в 1871-м. Впервые начал выступать на сцене в возрасте сорока лет. Монархи брали у него "уроки волшебства". И если "буржуазный король" Луи Филипп оказался посредственным фокусником, то император Наполеон III показывал фокусы даже на дипломатических приемах. Именно Наполеон III послал Робер-Удена в Алжир, чтобы лишний раз утвердить в своей колонии могущество французской империи. Вот только сам фокусник вел себя просто, непринужденно, а когда догадался о политической подоплеке своих гастролей, отказался от дорогих преподношений императора.

Сын часового мастера, Робер-Уден вырос в царстве точной механики. С детства его окружали отбивающие удары механизмы: от крошечных дамских часов до гигантских стенных. Открыв в Париже на улице Тампль собственную мастерскую "Точное время", Робер-Уден не только чинил часы, не только изготавливал оригинальные хронометры (его модель из хрусталя даже демонстрировалась на французской промышленной выставке 1839 года), но увлеченно мастерил различные курьезы: поющих птиц, двигающиеся человеческие фигурки, кукол играющих на рояле, и т. п. Мастерская не только служила ему источником заработка, но стала "островом вдохновения". Когда в эту мастерскую заглянул Торрини, которому понадобилось отремонтировать иллюзионный аппарат, владелец "Точного времени" уже прочел двухтомный "Энциклопедический словарь научных развлечений" Карлсбаха и бредил фокусами.

Говорят, если хочешь поссориться с иллюзионистом, спроси, как он делает свой фокус. Торрини сам открыл симпатичному механику несколько профессиональных секретов. И судьба Робер-Удена была решена. Через несколько лет он создает первый в мире иллюзионный театр. Их и сейчас единицы, поэтому можно вообразить тот колоссальный успех, что сопутствовал "Фантастическим вечерам" театра Робер-Удена. И сегодня самые знаменитые фокусники и те режиссеры, что помогают им "подать" артистично трюк, скажут, сколь это сложно - поставить спектакль, в котором бы выступали только иллюзионисты. Тогда в Париже на сцену впервые вышел не почтительный развлекатель монархов, а дружески общающийся со зрителем артист.

В театре родились самые известные трюки Робер-Удена. Он выходил на сцену с тоненькой папкой. Ставил папку на открытый со всех сторон мольберт и доставал из нее несколько гравюр, пару пышных дамских шляпок с перьями и цветами, живых голубей, три медные кастрюли: одну с вареными стручками фасоли, из другой полыхало пламя, а третья была наполнена кипятком. Далее из папки извлекалась клетка с птицами и наконец появлялась голова мальчика, после чего на сцену выпрыгивал младший сын иллюзиониста. Или фокус со знаменитым столиком... Робер-Уден выносил шкатулку, просил одного из зрителей написать на листке свое имя, прятал лист в шкатулку, затем ставил ее на столик и накрывал платком. Когда платок поднимался, шкатулки на столике не оказывалось. Робер-Уден спускался в зал, шутил со зрителями, доставая из лацканов их пиджаков монеты. Шкатулка обнаруживалась где-то в середине зала. Извлекалась записка, предъявлялась автору, и тот подтверждал ее подлинность. Этот фокус по тем временам действовал магически, а секрет заключался в изобретенном Робер-Уденом столике - простеньком с виду, на самом же деле, насыщенном сложной механикой. Конструкция столика позволяла ассистентам при помощи рычагов и связей сначала сложить шкатулку, затем, протащив через ножку стола, доставить - за то время, пока артист развлекал публику манипуляцией и шуточными стихами, - в зал.

Робер-Удена называли поэтом волшебства. После смерти в созданном им театре будут выступать с той же программой и ассистент его Квелерман, и зять Гамильтон, и Эмиль Робер - сын; но удача, увы, обойдет их. Обаяние, актерское мастерство, поэтический дар - сыграли в успехе Робер Гудина немалую роль. Но Робер-Уден опоэтизировал и труд изобрететеля механика. Альберт Эйнштейн сказал однажды, что успех в любой области состоит из работы, игры и умения держать язык за зубами. Игру воображения, фантазию Робер Гудин употребил для демонстрации возможностеи технического творчества, а способность хранить секреты трюков позволила ему на протяжении многих лет Дать более тысячи представлений в своем театре. Лишь в последние годы жизни Робер-Уден написал книги, раскрыв тайну многих фокусов, в том числе и самого знаменитого - "Сна в воздухе".

Этот удивительный трюк впервые был показан талантливейшим иллюзионистом в 1845 году. Шестилетний сын Робер-Удена повисал в воздухе горизонтально, опираясь одним локтем на вертикально стоящую палку. Фокусу больше ста лет, а он все еще вызывает интерес. Его показывают иллюзионисты многих стран, в том числе и советский артист Юрий Авьерино.

Память о Робер-Удене жива. В Париже и Блуа улицы носят его имя. Память о Робер-Удене хранят и его коллеги. Знаменитый американский маг Гарри Гудин, который, приезжая на гастроли, непременно посещал тюрьмы (побывал он и в Бастилии, и в Петропавловке), где просил его заковать в кандалы, а затем легким движением освобождался от них, - был вовсе не Гудиным, а Вайсом. Псевдоним же свой он взял от английского произношения (Houdin) фамилии Робер-Удена, напоминая зрителю о великом предшественнике.

А теперь - разгадка легендарного фокуса "Сон в воздухе". О секретах Робер-Удена рассказывает В. Пономарев в своей книге "Тайны знаменитых фокусников".

Секрет иллюзиона заключен в специальном корсете, надетом на ассистента.

Одна палка, которую подставляют под руку, — самая обыкновенная. Вторая сделана из прочной стали, чтобы выдерживать большую нагрузку. Нижний ее конец вставляется в металлическое гнездо, прикрепленное к платформе. Палка должна плотно входить в него, без лишнего трения и люфта, и прочно держаться там. Эту палку хорошо оклеить однослойной тонкой фанерой. Ошпаклеванная и отполированная, она будет иметь вид цельной деревянной палки.

На верхнем конце металлической палки сделано небольшое углубление в 4–5 см, в которое должен легко входить штифт, находящийся на полосе корсета.

Ассистент перед демонстрацией надевает под костюм корсет. Железный, широкий, обшитый кожей обод обхватывает талию и заканчивается ремнем. К середине обода приварен железный стержень, который начинается под мышкой правой руки и кончается около бедра. К стержню на шарнире приделано коленце, которое двигается по ноге. Оно оканчивается ременной петлей, обхватывающей ногу, поддерживающей всю систему и позволяющей сгибать ногу при ходьбе.

От задней части обода проходит вверх широкая полоса. Ее пристегивают к другому ремню, прикрепленному спереди обода, Полоса надевается через левое плечо. Она служит своеобразной подтяжкой, удерживая весь корсет. От задней части того же обода отходит ременная петля, которую и соединяют с передней частью обода.

К передней части стержня, проходящего вдоль правого бока, как раз под мышкой приделана короткая железная полоса: она снабжена ременной петлей и заканчивается колесиком с тремя зубцами. Колесико входит в пазы шарниров стержня. Вырез зубцов точно соответствует тормозному шпеньку, который лежит параллельно стержню и двигается в стойках, приваренных к стержню. Шпенек в нормальном положении плотно прижимается к зубьям колесика пружиной, но он может быть оттянут, если нажать вниз рукоятку.

Все шарнирные части корсета подвижны до такой степени, что при помощи стержня и шарнира можно легко заставить «спящего» ассистента описать в воздухе дугу в 90°.

В правом рукаве одежды ассистента вырезано отверстие, через которое пропускается штифт. В нужный момент он незаметно вставляется в углубление на металлической палке. Платформа должна быть такой величины, чтобы она не могла перевернуться при нагрузке в тот момент, когда тело ассистента параллельно платформе и давит весом на одну точку.

Знаменитый поющий автомат Гудина -"Урок пения"

И ещё один поющий автомат. Поет спрятанная в автомате певица

У знаменитого Робер-Удена были и другие легендарные фокусы. О них вновь расскажет книга В. Пономарева.

«Фантастические вечера» — так значилось в афише — имели ошеломляющий успех. Еще бы! На глазах у публики Робер-Уден «выращивал» апельсиновое дерево. Оно расцветало, его ветви покрывались спелыми плодами, и любой из присутствующих мог их отведать.

...Робер-Уден вручал зрителям пистолет и пускал его по рядам, чтобы все убедились, что оружие настоящее. Потом он вызывал на сцену добровольца, вручал ему пистолет и пулю, просил зарядить оружие и выстрелить в большую мишень. Раздавался выстрел, все ощущали запах пороха, все видели, как в мишени появлялась большая дыра. Робер-Уден приглашал другого желающего и объявлял: «Дамы и господа, сейчас этот мсье выстрелит в меня, а я поймаю пулю зубами!» В зале раздавались протестующие возгласы, слабонервные дамы закрывали лицо руками. Выстрел!.. Из дыма появлялся невредимый Робер-Уден с пулей в зубах.

Как он это делал? Пистолет Робер-Удена был настоящий, и в первый раз пуля действительно пробивала мишень. Во второй раз он закладывал в пистолет фальшивый ствол и в него вставлял пулю.

Будоражил воображение людей трюк с деньгами. Иллюзионист бросал пригоршню золотых империалов, и они, пролетев через всю сцену, попадали внутрь (!) наглухо закрытого, поначалу пустого стеклянного ящика, а затем он заполнялся до крышки деньгами. Робер-Уден запирал ящик, устанавливал на подставку и предлагал его поднять. Все попытки даже приподнять ящик заканчивались неудачей. Тогда фокусник спокойно поднимал его и уносил за кулисы.

В сентябре 1856 г. в театре города Алжира состоялось первое выступление Робер-Удена. Присутствовала вся местная знать.

Иллюзионист показывал специально подготовленные аттракционы. Сначала он спросил, есть ли среди присутствующих знаток Корана. Вышел седой старик-марабут в зеленой чалме. Он много раз побывал в Мекке, изучал Коран сорок лет. Иллюзионист, взяв со стола Коран, предложил старику сказать по памяти, что написано на той или иной странице. Старик с достоинством отказался, сказав, что этого никто не может сделать. «А я могу!» — ответил артист. Намотав на голову чалму, он раздал зрителям несколько экземпляров Корана. Затем предложил называть номера страниц и стихов. По требованию настороженной и придирчивой публики Робер-Уден цитировал «наизусть» любой стих на названной странице. Артист не сделал ни одной ошибки, но публика реагировала враждебно.

Сняв чалму, Робер-Уден принес сундучок, поставил его на возвышение. Фокусник пригласил выйти на сцену сильнейшего человека.

Вышел молодой геркулес-араб и, по предложению иллюзиониста, шутя, двумя пальцами поднял сундучок. Но маг прошептал непонятные заклинания и взмахнул «волшебной» палочкой. «Попробуй теперь», — сказал он. Силач, подбадриваемый криками зрителей, снова взялся за сундучок. В этот раз он не смог его даже сдвинуть с места. Парень ухватился обеими руками, приналег изо всех сил. Сундучок не поддавался. Рванул так, что затрещали доски помоста. Никакого результата. Молодой человек побагровел от стыда. Тяжело дыша, он рухнул на колени и, закрыв лицо бурнусом, дико закричал. В это время Робер-Уден легко поднял сундучок и легко перебросил ассистенту. Потом свистом подозвал «говорящую» собаку, привезенную из Франции.

Собака вскочила на маленький столик и улеглась, поглядывая на хозяина умными глазами. Фокусник заявил, что это человек, не желающий покориться ему. За это он был превращен в собаку.

— Шайтан! — обратился к собаке иллюзионист. — Хоть ты простудился в дороге и хрипишь, но расскажи все сам.

Пес кивнул головой, раскрыл рот и на чистейшем арабском языке рассказал пораженным зрителям все. После своего превращения он больше не сомневался: нет в мире волшебников, более могущественных, нежели французы. Сопротивляться им бесполезно.

Словно подтверждая эти слова, Робер-Уден встал на железный лист. Ассистент разложил у его ног костер и поджег. Огонь и дым окутали «волшебника». Раздался взрыв, пламя мгновенно погасло. Невредимый артист в безукоризненном фраке и белых перчатках, улыбаясь, раскланивался с публикой.

Один из зрителей выхватил из-за пояса пистолет и прицелился в «волшебника». Тот жестом остановил его.

— Стой! Не все знают, чем заряжен твой пистолет. Вот пара дуэльных пистолетов. Выбери любой, заряди его при всех и стреляй в меня.

Араб выбрал пулю, сделал на ней отметину ножом, опустил ее в дуло пистолета. Потом забил пыж и насыпал на полку порох. Иллюзионист спокойно ожидал. Раздался выстрел. Робер-Уден, улыбаясь, держал пулю в зубах. Он выплюнул ее на блюдо. Пуля была та самая, с отметиной…

В зале поднялась несусветная паника. Давя в создавшейся толчее друг друга в дверях, зрители ринулись вон из театра.

Какие же технические средства применял Робер-Уден для достижения иллюзионных эффектов?

В чалме была акустическая трубка, подведенная к уху. «Суфлер» Тибо, листавший за сценой Коран, передавал нужный текст. Через ту же трубку, проведенную в столик, Тибо говорил и за собаку. Робер-Уден не случайно предупреждал, что собака простудилась и хрипит.

«Волшебный» сундук с железным дном удерживался на постаменте сильным электромагнитом. Помощник в необходимый момент включал и выключал ток из-за кулис. Бенгальский огонь, замаскированный в поленьях у ног иллюзиониста, довершал впечатление.

Первое выступление Робер-Удена в Алжире закончилось скандалом. Но артист был не обескуражен, а, наоборот, убежден, что достиг своей цели — нагнал страху на алжирцев. Робер-Уден спокойно отправился по оазисам и дуарам в глубь страны, в горные районы. Иллюзионист выступал на открытом воздухе, разбивая палатку у какого-нибудь сарая, служившего закулисным помещением. В селении Майбус, где окрестные жители плотно набились в палатку, фокусник объявил, что сможет накормить сто человек одним куриным яйцом. Публике показали большую корзину, полную яиц. Артист начал разбивать яйца одно за другим, выпуская содержимое в одну большую кастрюлю, стоявшую на жаровне. Затем, помешав в кастрюле «волшебной» палочкой, вынул оттуда большое крутое яйцо. Положив яйцо на блюдо, начал угощать зрителей. Удивленные алжирцы брали куски яйца, осторожно пробовали. Они убеждались, что сотня яиц действительно превратилась в одно большое яйцо.

Спустя несколько лет артист раскрыл секрет фокуса. Он заранее сварил желтки в круглом рыбьем пузыре, потом подвесил огромный «желток» в другом большом пузыре, наполненном белком, и сварил его. Заменить цилиндр с яичной смесью на другой — со сваренным «гигантским яйцом» — для Робер-Удена не составляло большого труда.

Каждое представление Робер-Удена обязательно включало в себя факирские трюки. Иллюзионист опускал руку в «расплавленное олово», на самом деле — в один из сплавов, тающих при температуре тела. Он умывался этим «оловом» и даже полоскал рот. Глотал огонь и выдувал изо рта огненный столб. Пил из кастрюли «кипящую» воду. Вода в руках у него зажигалась и горела ярким пламенем. Раскаленную докрасна палку фокусник прикладывал к щеке, брал в рот.

Иногда прямо на улице иллюзионист проделывал свой трюк с пистолетом. Он предлагал любому выстрелить в него из оружия. Пистолет заряжался у всех на виду. Потом Робер-Уден ловил пулю на лету, показывая ее на тарелке зрителям. Артист сам стрелял из пистолета в глинобитную стену. Постепенно на ней образовывалось растекающееся пятно «крови».

Невероятные слухи об иллюзионисте разнеслись далеко по всей стране. Встречая «шайтана с кастрюлей на голове», как его прозвали алжирцы, они поспешно закрывали лицо бурнусом. Арабы боялись «дурного глаза».

Комментариев нет:

Отправить комментарий