7 октября 2010 г.

Шарлатаны на службе полиции

Несколько недель назад я опубликовал заметку, рассказывающую об экстрасенсах, которые, используя свои необычайные способности, помогают правоохранительным органом в поимке преступников и раскрытии краж. В частности, речь шла о местном чудо-колдуне Иване Кулебякине, о достижениях которого много и подробно рассказывали в сентябре этого года едва ли не все крупные новостные Интернет-ресурсы. Кроме того, я дал несколько ссылок на архивные статьи за 1989 и 1998 годы, также рассказывающие о знаменитых экстрасенсах, прославившихся поиском преступников и пропавших людей. Сегодня пришло время поговорить о том, каким именно образом шарлатанам удается дурачить людей, внушая им мысль о своих сверхъестественных способностях, которых у них, конечно же нет и никогда не было.

Вот что пишет о сыщиках-экстрасенсах Роберт Кэрролл в своей знаменитой "Энциклопедии заблуждений":

Экстрасенсы-сыщики - экстрасенсы, помогающие право охранительным органам расследовать преступления. В своей книге Blue Sense: Psychic Detectives and Crir ("Чутье полицейского: экстрасенсы-сыщики и преступления") Aртур Лайонз и Марселло Труцци перечисляют причины, по которым люди, не обладающие никакими паранормальными способностями или энергией, обретают репутацию активных участников расследования. Чаще всего факты, свидетельствующие о героизме экстрасенсов-сыщиков, обязаны своим появлением средствам массовой информации, а не каким-либо независимым источникам. Средства массовой информации в редких случаях рассматривают информацию о людях со сверхъестественными способностями с критической или скептической точки зрения. Например, экстрасенс-сыщик Сильвия Браун неоднократно заявляла о том, что применяла свои паранормальные способности при расследовании преступлении. Однако не так уж часто средства массовой информации подавали ее утверждения под таким ракурсом, как это было в журнале Brill's Content.

Сотрудники Brill's Content провели анализ 10 последних программ Монтеля Уильямса, в которых освещалась деятельность Сильвии Браун в качестве экстрасенса-сыщика (а не ее идеи о "жизни после жизни"), насчитывающая 35 различных случаев. Оказалось, что подробности 21 из них слишком расплывчаты для того, чтобы их можно было проверить. Что же касается оставшихся 14 дел, то сотрудники правоохранительных органов, а также родственники, имевшие отношение к следствию, признались в том, что Браун не играла в процессе расследования никакой существенной роли.

"Эти ребята на самом деление расследуют преступления, а средства массовой информации постоянно вводят всех в заблуждение", - говорит Майкл Корн, продюсер выпуска программы Inside Edition, в котором разоблачалась деятельность экстрасенсов-сыщиков. Кроме того, ФБР и Национальный центр пропажи и эксплуатации детей по собственному опыту придерживаются мнения, что ни один пропавший ребенок не был найден при содействии экстрасенса-сыщика.

"Нуль. Они идут на телевидение, и оттуда я узнаю о ходе дел и об их заявлениях, но нуль по-прежнему остается нулем, - утверждает агент ФБР Крис Уиткомб. - Возможно, их помощь и оказывается эффективной в других случаях, но ФБР в таких людях не нуждается" ("Prophet Motive", Brill's Content, November 27, 2000).

Г-жа Браун много рассказывала на телевизионном шоу Larry King Live об успешном применении своих паранормальных возможностей в расследовании преступлений, и в том числе о том, как она предотвратила в 1993 году взрыв Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Джеймс Рэнди оспорил другое заявление Сильвии Браун, сделанное на шоу Ларри Кинга, о ее сотрудничестве со Стефеном Ксантосом из полицейского отделения города Рамсон, штат Нью-Джерси. Она сообщила о том, что благодаря ей дело подошло к развязке.

Никакого сотрудника по фамилии Ксантос в этом полицейском участке никогда не было. Однако был другой Стефен Ксантос, которого уволили из другого полицейского отделения штата Нью-Джерси. Исследуя мифическое заявление Сильвии, мы обнаружили, что в свое время Ксантос имел лицензию частного детектива, но она была просрочена в 1994 году [т.е. шестью годами раньше]. Любопытно отметить, что если бы тот человек и вправду сотрудничал с Браун, о чем она сама заявляла на шоу Ларри Кинга, то, согласно законам штата Нью-Джерси, его следовало бы обвинить в совершении уголовного преступления третьей степени тяжести, а к таким правонарушениям, в частности, относятся ночные кражи со взломом и угон автомобилей. Дело даже не в нашем неверии в правдивость слов Сильвии. Ей попросту следовало быть несколько осмотрительнее при обнародовании своей лжи.

Есть и другие причины незаслуженного восхваления экстрасенсов-сыщиков, помимо собственного их хвастовства перед некритическими журналистами и телевизионщиками. Иногда люди со "сверхъестественными способностями" выдвигают верные предположения. Абсолютно каждый способен с вероятностью 50% угадать, "жив" или "мертв" пропавший без вести человек. Шансы дать верный ответ возрастают, если к моменту подключения экстрасенса-сыщика к процессу расследования пропавший человек уже мертв. События, предсказываемые экстрасенсами-сыщиками, носят банальный характер; подобные прогнозы ежегодно повторяют тысячи других "прорицателей". Исчезнувший человек либо жив, либо мертв; если он мертв, то, вероятно, его тело находится в земле; если его закопали, то, по-видимому, в отдаленном безлюдном месте вроде леса или поля. Следует также обращать внимание и на неглубокие захоронения. И вправду, разве убийца имеет время на то, чтобы выкопать глубокую могилу? Возле места вероятного захоронения вполне может находиться какой-нибудь водоем. А вот предсказание того, что тело будет найдено в неглубокой могиле рядом с водоемом, производит на некоторых людей поразительное впечатление, особенно если так все и оказывается на самом деле. Иными словами "видения" некоторых экстрасенсов-сыщиков вовсе не обязаны быть конкретными для того, чтобы обмануть легковерных. Все слова, создающие впечатление точного ощущения, на самом деле обязаны своей убедительностью неопределенности, обыденности и расплывчатости всего того, что будет воспринято как намеки и советы экстрасенса-сыщика: например: "я вижу рядом с телом водоем" пли "я вижу деревья". Некоторые экстрасенсы-сыщики довольно умело пользуются неопределенными и двусмысленными фразами и, как считает Пьет Хейн Хебенс, один из коллег Труцци по проекту "Экстрасенсы-ищейки", применяют "словесный эквивалент теста чернильных пятен Роршаха".

Артур Лайонз и Марселло Труцци постоянно отмечают, что сообщения о достижениях людей со сверхъестественными способностями подаются в преувеличенном и искаженном виде. Расплывчатые утверждения приобретают определенную специфичность. На смену ошибочным предсказаниям приходят точные. События, которых никогда не было, становятся "фактами". Зачастую генерированием фактов и реконструкцией событий занимаются сами экстрасенсы-сыщики. Порой предсказания даются уже после наступления того или иного события, однако их авторы при этом утверждают, что те были высказаны до того, как событие произошло. Подобное замечание касается, в частности, заявлений Джеймса ван Праага и Сильвии Браун, сделанных ими после теракта 11 сентября 2001 года.

Отчасти слухи о достижениях экстрасенсов-сыщиков исходят от их клиентов - полиции или родственников жертв. Несмотря ни на что, клиенты возводят промахи или ошибки "прорицателей" в ранг точных попаданий. Например, Браун сообщила одной женщине, что причиной смерти ее мужа послужил тромб, хотя на самом деле тот умер от кровоизлияния. Однако женщина согласилась с тем, что Браун была права, хотя различие между тромбом и кровоизлиянием соответствует разнице между засоренным водопроводом и протекающей трубой.

Клиенты зачастую принимают совпадения как правильные предсказания. Как отмечают Лайонз и Труцци, иногда информация, предлагаемая экстрасенсами-сыщиками, поступает к последним из других источников, таких как, например, случайная фраза, брошенная сотрудником правоохранительных органов. Порой экстрасенс-сыщик лишь перефразирует информацию, сообщенную самим клиентом, и выдает ее за собственное мнение. Многие пророчества экстрасенсов-сыщиков сбываются благодаря их собственным действиям, а клиенты склонны рассматривать факты сквозь призму смутных и неопределенных высказываний "прорицателя". Клиентам зачастую свойственно избирательное мышление, поскольку они запоминают все то, что кажется им правдоподобным, и пропускают мимо ушей то, что им явно не подходит. Кроме того, газеты и журналы публикуют статьи о невероятных достижениях "людей со сверхъестественными способностями", при этом совершенно игнорируя истории о провалах и мошенничестве медиумов и ясновидящих. Таким образом, самые тривиальные и незначительные подвиги экстрасенсов-сыщиков служат поводом для возникновения, роста и распространения славы об их необыкновенных возможностях.

По мнению Лайонза и Труцци, экстрасенсы-сыщики используют блиц-опрос, чтобы получить большой объем информации, часть из которой непременно будет соответствовать реальной ситуации. Основу этого метода составляют подкрепление предубеждения и "холодное" чтение: полицейский "настраивается" на существенную информацию, игнорируя при этом несущественную, и, не осознавая того, снабжает экстрасенса-сыщика необходимыми намеками, в то время как последний ухищряется плести из них правдоподобные версии.

По утверждениям Лайонза и Труцци, среди экстрасенсов-сыщиков встречаются обыкновенные мошенники. У некоторых экстрасенсов-сыщиков есть сообщники, содействующие обману и жульничеству. Подкупленные информаторы, среди которых есть и офицеры полиции, приписывают заслугу в получении тех или иных сведений одаренности экстрасенсов-сыщиков.

Полицейские не только верят в эффективность сотрудничества с экстрасенсами-сыщиками, но и намеренно используют этих людей в своих корыстных целях. Лайонз и Труцци рассказывают историю о полицейском, который рисунки ясновидящей Норин Рейнер с изображением круга посчитал поворотным пунктом расследования, поскольку в момент ареста обвиняемый управлял бетономешалкой. Другой полицейский всерьез отнесся к заявлениям Дороти Аллисон по поводу одного случая, связанного с деньгами, несмотря на то, что Аллисон предсказывала смерть разыскиваемого, хотя тот был жив и находился в одной религиозной общине. Полицейский признался, что был немало расстроен, узнав, что Дороти Аллисон ошибочно посчитала пропавшего человека умершим, и все не мог успокоиться, задаваясь вопросом о том, какая же смерть его посещала: "Биологическая? Клиническая? А может он был попросту смертельно уставшим?" К счастью, подобные примеры принятия желаемого за действительное и самообмана представляют скорее исключение, нежели правило, характерное для сотрудников правоохранительных органов.

На самом деле, полицейские используют ясновидящих и медиумов скорее для прикрытия истинного источника важных сведений, для защиты информатора или для маскировки того, что информация была получена незаконным образом. И наконец, полицейские подключают к своей работе людей со сверхъестественными способностями или сами притворяются таковыми лишь затем, чтобы произвести необходимое впечатление на суеверных подозреваемых.
Итак, что мы имеем в сухом остатке. Причины, по которым люди верят в сверхъестественные способности экстрасенсов, занимающихся раскрытием уголовных преступлений:

1) Активная и, чаще всего, даже "бесплатная" реклама в СМИ и телепередачах. Заинтересованность журналистов в новых сенсациях всегда играет на руку экстрасенсам. СМИ охотно сообщают непроверенные и недостоверные факты, порой рассказывая лишь об успехах провидцев, стараясь не упоминать о неудачах.

2) Случается, что экстрасенсы высказывают верные предположения. Статистически это вполне возможно: среди множества выдвинутых предположений всегда найдется по крайней мере несколько, которые более или менее будут соответствовать действительности. На ошибочные утверждения никто попросту не обратит внимания.

3) Сообщения о деятельности экстрасенсов зачастую преувеличены и искажены. К примеру, предсказания, данные после события, подаются ничего не подозревающему читателю или зрителю как реальный факт точного прогноза, естественно, данного до инцидента.

4) Частенько слухи о деятельности экстрасенсов и их достижениях исходят от их клиентов (ими могут быть как родственники жертвы, так и полиция; о мотивах правоохранительных органов см. в пункте 8).

5) Принятие совпадений (см. пункт 2) за верные и точные предсказания. Здесь следует упомянуть об источниках информации для экстрасенсов:

- случайная фраза сотрудника полиции;
- перефразирование уже известной информации и выдача ее за собственное мнение;
- использование техник блиц-опроса или "холодного" чтения, часть информации из которых будет так или иначе соответствовать действительности;

6) Принятие клиентами или полицией желаемого за действительное, самообман, а также избирательное мышление: запоминание того, что кажется правдоподобным, и непринятие того, что, по их мнению, не подходит для данного случая.

7) Наличие у некоторых экстрасенсов помощников, сообщников и информаторов.

8) Намеренное использование услуг экстрасенсов полицией с целью прикрытия истинного источника информации, для защиты информатора или же для маскировки того, что информация была получена не вполне законным способом. Еще одна причина - желание произвести впечатление на чересчур суеверного подозреваемого, таким образом заставив его под тяжестью столь "неопровержимых" улик сознаться в содеянном.

Комментариев нет:

Отправить комментарий