7 июня 2010 г.

Призраки на песке

[Image]
Статья из мартовского номера журнала National Geographic, рассказывающая о тайне загадочных геоглифов пустыни Наска. Авторы предлагают довольно убедительную гипотезу создания таинственных рисунков.
О загадочных линиях Наски мир узнал в конце 1920-х. Тогда эра воздухоплавания добралась до Перу - и люди, летавшие из столицы Лимы в город Арекипа на юге страны, увидели таинственные гигантские рисунки.

Они были вычерчены в безлюдных песках пустыни к северу от города Наска. Внушительные узоры и фигуры - более четырех метров в длину, - нарисованные на земле, называют геоглифами. Древние геоглифы находили во многих странах, но картины в пустыне Наска поражают масштабом - около четырех тысяч квадратных километров пустыни покрывают тысячи рисунков длиною в десятки и в сотни метров.

Здесь есть и геометрические фигуры: треугольники, трапеции, спирали, - и прекрасно прорисованные изображения животных, растений и людей. Но увидеть все это можно только с воздуха. Кто же должен был любоваться такой красотой с небес?

Как только не интерпретировали линии без малого восемь десятков лет и ученые, и обыватели! Дороги инков, планы оросительных сооружений, картины, которыми нужно было любоваться с примитивных воздушных шаров, даже полосы приземления инопланетян... Сегодня возникла новая версия, и она кажется весьма правдоподобной.


СЕКРЕТ ПЛАТФОРМЫ

"Орка!" - перуанский археолог Джонни Исла, сам уроженец Анд, указывает на очертания косатки внизу, одновременно пытаясь перекричать рев самолетного двигателя. "Моно! - под нами проплывает знаменитая огромная обезьяна Наски. - Колибри!"

Наш пилот совершает очередной крутой разворот над пустынным плато на юге Перу, и Исла, сотрудник Андского института археологических исследований, прижимает широкое скуластое лицо к иллюминатору. "Трапеция! - кричит он и добавляет: - Платформа! Платформа!"
Трапеция - понятно, среди линий пустыни Наска немало фигур, словно срисованных из учебника геометрии. Но что за платформа? Джонни имеет в виду небольшую насыпь из камней, сооруженную у одной из сторон трапеции. Согласно проповедуемой им теории, такие насыпи - ключ к разгадке тайны линий.

КРОВЬ И ИСКУССТВО "МИРНОГО" НАРОДА

Цивилизация, которая сумела создать впечатляющие геоглифы, должна была оставить и другие следы своего существования. И такие следы найдены, один из них - храмовый комплекс в Кауачи.

На территории 150 гектаров размещались внушительная пирамида из адобы (кирпича-сырца), несколько больших храмов, широкие площади и платформы, сложная сеть лестниц и коридоров. Сюда приносили дары паломники из отдаленных мест, с гор и побережья. Место для святыни было выбрано не случайно: река Наска на протяжении 15 километров течет под землей и родником выходит на поверхность прямо перед Кауачи. Появление в этой точке воды наверняка считали чудом представители древнего народа Наски, создавшего и Кауачи, и, вероятнее всего, загадочные рисунки.

Какими были они, творцы загадочных линий? Известно, что индейцы выращивали короткостеблистую кукурузу, бобовые, клубнеплоды, хлопчатник и растение лукума (Pouteria lucuma). Они научились делать полихромную керамику: получать путем смешения яркие минеральные красители и наносить их на глиняную поверхность перед обжигом. Перуанский археолог Хулио Тельо обнаружил глиняную табличку (известную как "палетка Тельо") с изображением священной процессии: несколько человек играют на флейтах, вокруг них танцуют собаки. Согласитесь - канонический портрет мирного народа, увлеченного искусством и ремеслами. Однако последние находки уверенно заявляют: не такими уж мирными были эти индейцы, и не столь безобидными - их ритуалы.

В церемониальном центре Кауачи археологи обнаружили кости, не оставляющие сомнений: здесь хранили отрубленные головы. Причем в большинстве черепов были просверлены отверстия, в которые продевались плетеные шнуры, - вероятно, "мирные" индейцы любили носить на поясе черепа убитых врагов.

В наследство от древних народов Наски современным перуанцам досталась и система горизонтальных колодцев, которую много веков назад древние инженеры создали для доступа к подземным рекам, текущим с предгорий Анд. Эти ирригационные системы, пукиос, до сих пор орошают южное побережье Перу.

По небольшой закрытой долине текут с Анд на запад десять рек, периодически пересыхающих. Десять узких полосок оазисов вдоль их русел и стали колыбелью культуры Наска, возникшей около 200 года до нашей эры и затем восемь веков благоденствовавшей в одном из самых засушливых регионов Земли - на юге и в прибрежных районах современной Республики Перу.

Под руководством Джонни Исла и его немецкого коллеги Маркуса Райндела с 1997 года перуано-германская команда участников проекта "Наска-Пальпа" исследует этот регион, пытаясь ответить на вопросы: где и как жили индейцы Наски, почему они исчезли и что означают загадочные изображения, оставшиеся после них в песках пустыни?

Уже изучен регион от побережья Тихого океана до вершин высокогорий Анд, поднимающихся на 4600 метров, - и почти везде, где проводились изыскания, ученые обнаруживали следы деревень. И почти в каждом селении были обнаружены геоглифы.

КАК ИХ "РИСОВАЛИ"

Свои гигантские "полотна" носители культуры Наска создавали простым способом - по контуру рисунка удаляли слой покрывающих землю темных камней, обнажая более светлый песок под ними. В сухом климате эти узоры сохранились на века. Ученые считают, что строительством и поддержанием полос в надлежащем виде занимались общины. "Это было чем-то вроде возведения собора всем миром", - говорит Маркус Райндел. Хотя большинство геоглифов сотворены индейцами цивилизации Наска, первопроходцами были не они. Ключ к разгадке тайны дает более ранняя культура этих мест - Паракас.

На склоне холма, примыкающего к плато на южной окраине города Пальпа, распростерлись три стилизованные человеческие фигуры с выпученными глазами и странными волосами-лучами. Рисункам, считают ученые, как минимум 2400 лет, то есть они появились куда раньше, чем сформировалась цивилизация Наска.

[Image]
Не менее 75 групп геоглифов в районе города Пальпа команда Ислы и Райндела приписывает культуре Паракас. Эти геоглифы (часто - изображения людей) имеют, в свою очередь, сходство с еще более ранними местными рисунками, вырезанными в камне.

Но важнее всего то, что геоглифы эпохи Паракас располагались не на плато, а на склонах холмов - то есть они были видны из пустыни. И лишь в начале эпохи Наска эти изображения - уже не столь явно антропоморфные - переместились со склонов в пустыню. Но зачем, если теперь ими нельзя было любоваться?

ОТВЕТ ДАЛИ ГЕОФИЗИКИ

Участники проекта "Наска-Пальпа" считают: зрителей эпохи Наска интересовали уже не сами линии, а... процессии, которые по ним шествовали.

Дело в том, что большинство фигур во времена культуры Наска создавались с помощью простых, непересекающихся линий. Человек мог вступить на такую линию в одном месте и выйти в другом, ни разу не переступив ни одной черты.

Исходя из этого факта, археологи предполагают: в какой-то момент ранней истории культуры Наска линии перестали быть просто изображениями, они стали использоваться как дорожки, по которым шествовали церемониальные процессии. Позже, возможно, вследствие увеличения населения, все больше людей стали принимать участие в ритуалах - и потому дорожки-геоглифы удлиняются: некоторые трапеции растянулись на шестьсот метров.

То, что древние рисунки служили именно святилищами, подтвердили геофизики Томаш Горка и Йорг Фасбиндер. Ученые измерили магнитное поле у трапеции около Юнамы, деревни близ Пальпы, и у других рисунков поблизости. Слабые возмущения магнитного поля показали, что земля в этих местах была уплотнена - в результате человеческой деятельности.

Одновременно Карстен Ламберс, участник проекта "Наска-Пальпа", собрал данные о расположении и точных размерах линий и сделал вывод: когда группы людей совершали какие-то действия в геоглифах, зрители на других геоглифах могли наблюдать за ними. Впрочем, возможно, линии Наски были рассчитаны не только на этих зрителей.

ВОДУ ПОДАВАЛИ СВЕРХУ

На вершине Илья-каты - одной из самых высоких гор региона, где берут начало реки, орошающие пустыню, найдены остатки круглого церемониального кромлеха. Это и другие свидетельства совершения обрядов у высокогорных источников позволяют предположить, что рисунки имели отношение к культу горных божеств, повелевающих водой. Возможно, совершая обряды на необычных изображениях, жрецы полагали: могущественные боги с горных вершин увидят их усилия, оценят и "выдадут" воду.

Новые исследования говорят в пользу этой гипотезы. Мы с Райнделом и его командой как-то взобрались на священную гору, среди местных известную как Апу-Льямока ("aпy" означает "божество"). На ее вершине Райндел показал мне ритуальный круг, по границе которого были рассыпаны глиняные черепки, а рядом с ним - полукруглая постройка, почти такая же, как была обнаружена на Ильякате.

Ну а чем же так важны платформы, которые мы заметили еще с самолета? Они, очевидно, служили алтарями. Археологи часто обращали на них внимание - внушительные насыпи из камней в разных концах трапеций. В 2000 году на трапеции, занимающей большую часть пустынного плато близ деревни Юнама, Райндел раскопал одну из таких насыпей - и обнаружил множество разбитых черепков, раковин, остатков растительной пищи и других ритуальных даров. Но самой интересной находкой были куски морской раковины рода Spondylus. Она происходит из прибрежных вод северного Перу и на юге могла оказаться лишь во время климатического явления Эль-Ниньо, приносившего с собой обильные дожди. "Раковины Spondylus были очень важным религиозным символом воды и плодородия, - объясняет Маркус Райндел. - А сегодня мы находим их на платформах у геоглифов". Однако со временем, когда засухи участились, дары богам изменились. Жрецы, вероятно, решили, что суровые времена требуют радикальных мер - и раковинами уже не ограничивались.

[Image]

ИНДЕЕЦ БЕЗ ГОЛОВЫ

В 2004 году, в ходе раскопок погребения в городище Ла-Тиса около высохшей реки Аха археолог Кристина Кон-ли наткнулась на зловещую находку. Верхняя часть скелета, показавшаяся из грязи, оказалась не черепом, а шейными костями. "На самом верху мы увидели позвонки, - вспоминает Конли. - Человек сидел со скрещенными руками и ногами, а головы у него не было".

Изучив резаные следы на выступающих шейных косточках, ученые предположили что голова была отсечена острым ножом из обсидиана (вулканического стекла). Подтверждением этому служит помещенный напротив колен скелета глиняный горшок: он представляет собой типичное изображение отсеченной "трофейной головы", из которой произрастает жутковатое дерево с глазами.

Как ни странно, все в этом погребении: положение скелета, сосуд в форме головы - указывает на то, что захоронение производили с почтением. "С врагами так не церемонятся", - уверена Конли. Изотопный анализ костей установил, что человек был молодым и жил неподалеку - то есть это не враг, попавший в плен во время войны. Возможно, своим соплеменником люди Наски пожертвовали, дабы умилостивить повелителей вод. "Хотя мы находим трофейные головы, относящиеся ко всей эпохе Наска, - говорит Конли, - жертвоприношения участились к середине и концу этого периода". Причиной, возможно, были бедствия вроде засухи и неурожая.

ПОСЛЕДНЯЯ ДРАМА

Юноша, чьи останки обнаружила Конли, возможно, после душеспасительной беседы со жрецами был только счастлив принести себя в жертву интересам общины. Однако в итоге ни он, ни его последователи не сумели спасти гибнущую цивилизацию Наска.

Кризис наступил в 500-600 годах нашей эры. Вероятно, причина была не только в изменении климата. С одной стороны, индейцы Наски умели беречь свои небогатые ресурсы: их подземные акведуки минимизировали испарение воды, семена они сажали, делая лунки, а не вспахивая почву, - такой способ позволял сохранить в ней влагу.

Когда мы были в горном поселении Ла-Муна, археолог показал мне остатки растительного вещества в стенах домов - это означает, что местные жители перерабатывали мусор в строительный материал. "Бережное отношение к ресурсам - главное и удивительное в их культуре", - уверен Джонни Исла.
Однако ресурсы Наски были столь небогаты, что даже при бережном отношении их легко было исчерпать - что, кажется, древние жители и сделали: они иссушили свои оазисы, вырубая деревья и превращая рощи в поля.

[Image]
Как бы то ни было, с 200 года до нашей эры и по 600 год нашей эры пустыня в районе Пальпы непрерывно увеличивалась. За это время ее восточная граница отодвинулась примерно на двадцать километров, забираясь все выше в Анды, - в конце концов источники высохли даже на уровне 2000 метров над уровнем моря. Жители оазисов Пальпы бежали от расширяющейся пустыни, смещаясь вверх по долинам, - но окончательно убежать не смогли.

"Когда в одних долинах воды стало ощутимо больше, чем в других, вероятно, началась кровавая междоусобица, - говорит Джонни Исла. - Они дрались за воду". А в конце VI века нашей эры засухи по какой-то причине стали постоянными, и цивилизация Наска погибла. К 650 году в южном Перу ее сменила воинственная империя Уари.

Хотя сегодня большинство людей приезжает полюбоваться линиями Наски с воздуха, невозможно по-настоящему понять назначение геоглифов, не увидев их на земле. На рассвете зимним августовским утром - в долине клубился туман, а солнце все никак не всходило из-за восточных предгорий Анд - мы с Джонни Исла отправились в путь по Большой трапеции. Исла попросил меня ступать как можно осторожнее по сакральному месту, а сам с усердием заботливого смотрителя ухоженной площадки для гольфа возвращал сдвинутые камни на свои места. После нескольких минут этой странной прогулки на цыпочках мы дошли до полосок древней спирали - типичного геоглифа Наски.

Ступая по спиральной тропе, я смог оглядеться вокруг: долина города Пальпа на юге, прибрежные горы на западе, "священная" гора Серро-Пинчанго на севере, а на востоке -предгорья всемогущих Анд с их богоподобной способностью питать водой слабые речушки, орошающие эти пустынные земли.

Если бы я жил в эпоху Наска и шел по этому петляющему маршруту, я бы видел рядом молящихся попутчиков, движущихся по той же тропе, но отстающих или обгоняющих меня на витке спирали. Мои спутники были бы паломниками издалека, с гор и с побережья, они несли бы разнообразные дары, раковины и глиняные сосуды, и, возможно, их наречие отличалось бы от моего - но такое молитвенное шествие обязательно бы сблизило нас.

Пока я пробирался вдоль завитков спирали, мне пришла в голову и другая мысль. Когда вступаешь, пусть даже робко и ненадолго, в священное пространство пустыни Наска, очень хорошо понимаешь, насколько непохожа на нашу и насколько еще не изучена эта культура. Интересно, сколько еще секретов смогут со временем открыть нам геоглифы?

Комментариев нет:

Отправить комментарий